Морализм в политической практике
03.11.2011 16:40

Морализм в политической практикеЭти изменения порождают новые и новые вызовы. Технологический прогресс, возрастающая сложность политики и, наконец, секуляризация порождают в свободных демократических обществах огромную потребность в моральности, в обязательствах по отношению к самому себе, выходящих за пределы права. Морализация политики способна служить удовлетворению этой потребности. Однако очень скоро выясняется, что этот путь не ведет к решению моральной дилеммы современной свободной политики, а является тупиком. Герман Люббе озаглавил свою блестящую работу о политическом морализме так: «Триумфубеждения над рассудком». Люббе понимает под политическим морализмом, во-первых, волюнтаристское нарушение человеком норм всеобщего права, оправдываемое собственным, более высоким правом, моральным совершенством его поступков. Государственно-правовая демократия третируется как «формальная демократия» с тем, чтобы можно было оправдывать собственные правонарушения высокими моральными соображениями. Согласно Люббе, в этой роли «фигура человека, моралистски аргументирующего свою самоизбранность для применения насилия, характерна для всех великих тоталитарных вождистских режимов нынешнего столетия от Ленина до Гитлера».

Во-вторых, морализм в политической практике представляет для Люббе подмену содержательных аргументов выпадами против личности, когда вместо выдвижения контраргументов выражается возмущение тем, что кто-то высказывает такого рода взгляды. Подобное возмущение взывает к собственной, более высокой морали, с точки зрения которой разоблачается моральная несостоятельность того, кто прибегает к содержательной рациональной аргументации. Морализаторская стратегия такого отказа от коммуникации стремится преодолеть традиционное рациональное соотношение между целью и средствами. Она нацелена не на дело и не на действия партнера по коммуникации; ее смысл - обвинить его в инакомыслии и изобразить его как противника.

 
s
© 2011 Вопросы взаимоотношений политики и морали СССР и ФРГ