Снятие как абстрактное отрицание
12.09.2011 15:07

Снятие как абстрактное отрицаниеТо, что Маркс называл реально существующим противоречием буржуазного общества с реабилитирующей его идеей, Гегель определял как апорию, затруднительное положение, в котором история не может находиться, но из которого она также не может найти выход в силу ограниченности буржуазного самосознания. Гегель в отличие от Маркса не полагал, что помимо французской революции будет иметь место другая, дополняющая и завершающая ее, революция, которая поставит под угрозу завоеванную французской революцией свободу для отдельного гражданина и в конечном итоге попросту ликвидирует ее. Гегель возражал теоретикам революции и тем самым мнению, будто формально абстрактную свободу можно сохранить, не усвоив исторической субстанции, не осознав христианского происхождения свободы. Он был последним представителем своего времени, постигшим разумность учения о двух царствах и его значение для взаимосвязи политики и религии. Гегель попытался снять отчуждение политики и религии, придав ему форму, позволяющую им примирить свою раздвоенность.

Маркс понимал снятие как абстрактное отрицание. Сам он отрицал формальные свободы буржуазного общества, но не в смысле тройного отрицания Гегеля: отрицание, сохранение и утверждение. Разум самой истории в гегелевском смысле после бесчисленных жертв и страданий возвращается сегодня к социализму. Еще неизвестно, кто лучше понимал историю - Маркс или Гегель. История, опыт которой не усваивают, грозит повториться. Еще нет ответа на вопрос, сможем ли мы усвоить урок, который следует усвоить, изучая опыт постоянно меняющегося соотношения между религией и политикой.

Для понимания этого соотношения чрезвычайно полезна дискуссия, которая ведется между прогрессивными и так называемыми неоконсервативными теоретиками о возможном конце эпохи Просвещения.

 
s
© 2011 Вопросы взаимоотношений политики и морали СССР и ФРГ